Home > Публикации > «Иногда православные церковные люди упрекают Вадима Кожинова в недостаточной цер…

«Иногда православные церковные люди упрекают Вадима Кожинова в недостаточной цер…

«Иногда православные церковные люди упрекают Вадима Кожинова в недостаточной церковности. Может быть формально так оно и есть. Но верующим человеком он был, во Христа веровал, что для человека, вырвавшегося из шестидесятнического плена, совсем немало. Раба Божьего Вадима отпевали в православном храме, мы молимся за него. Но самое главное, что все его творчество пронизано христианским духом, неизбывно связанно с Православием», -писал иерей Александр Шумский. Эту мысль сильнее всего подтверждают труды В.В.Кожинова о Пушкине,
его рассуждения в интервью, которое дал критик российскому писателю, публицисту Виктору Кожемяко к 200- летию основоположника русской литературы.

Пушкиным крепится русская душа

Виктор КОЖЕМЯКО. Пушкин — это такое явление, о котором, кажется, уже все сказано, все написано. Скрупулезно исследованы чуть ли не каждый день его жизни и, разумеется, каждая вышедшая из-под его пера строка. Скажите, Вадим Валерианович, можно ли в наше время открыть что-то новое в Пушкине или о Пушкине?

Вадим КОЖИНОВ. Вы своим вопросом затрагиваете самую сердцевину серьезнейшей проблемы. Напомню известные слова Гоголя: «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа…»

Виктор Кожемяко. Там у Гоголя еще и продолжение этой мысли есть.

Вадим КОЖИНОВ. О продолжении — потом. А пока обратим внимание, что Пушкин назван явлением чрезвычайным. И это абсолютно справедливо! Он таков как по масштабу, так и по глубине. Людям предшествовавших нам поколений иногда казалось, что о Пушкине вроде бы действительно уже все сказано, а в творчестве его все раскрыто. Однако вскоре оказывалось — это совсем не так!
Вот перед революцией, в 1916 году, известный пушкиновед Павел Щеголев издает книгу «Дуэль и смерть Пушкина». Заявляет, что это итог восьмидесятилетних изысканий и что данным исследованием тема закрыта, в ней как бы ставится точка. Но… проходит всего 12 лет — и тот же Щеголев выпускает в 1928 году книгу под тем же названием, однако в полтора раза больше, а главное — с совершенно другой концепцией. Оказывается, дело не только в конфликте с Дантесом…
Ряд интересных и в чем-то новых исследований появляется к 1937 году, когда необыкновенно широко было отмечено столетие гибели Пушкина. Мне было тогда всего семь лет, но впечатление осталось на всю жизнь. Помню, номер детского журнала «Мурзилка», целиком посвященный Пушкину, перечитывал бесчисленное количество раз и буквально выучил наизусть.

Виктор Кожемяко. Я тоже помню этот номер, хотя читал его, конечно, несколько позже. Мне-то в 37-м было еще меньше — только два года, но отзвуки пушкинских торжеств потом все равно дошли. В нашем рязанском селе это были радиоконцерты и радиоспектакли, выпущенные к юбилею номера газет, журналы и книги, школьные тетради с рисунками на пушкинские темы и его стихами… Словом, Пушкин сразу вошел в жизнь как-то очень сильно!

Вадим КОЖИНОВ. Это, кажется, всеми признано. Эмигрант, антисоветчик Георгий Федотов, при всем яростном неприятии происходившего в нашей стране, написал тогда, что Пушкин впервые стал таким всенародным.

Виктор Кожемяко. Станет ли он таким в связи со своим 200-летием?

Вадим КОЖИНОВ. Хотелось бы. Очень бы хотелось именно этого!..
Но вернемся к вопросу, который вы поставили. Да, каждое поколение в Пушкине открывает нечто новое. И вот взять наших современников, таких очень серьезных, глубоко мыслящих исследователей и истолкователей Пушкина, как Сергей Бочаров, Валентин Непомнящий, Петр Палиевский, Николай Скатов… В своих работах, которые написаны за последние годы, они сумели увидеть в Пушкине нечто такое, что раньше было неясно или вообще не было замечено.
Или позволю себе сказать о собственном сочинении. Несколько лет назад я опубликовал статью «Посмертная книга Пушкина», где стремился доказать, что Пушкин свои последние, наиболее зрелые стихотворения, можно сказать, самое-самое ценное, что он создал, если говорить о лирике, как бы завещал потомкам. То есть он не публиковал очень многие из этих стихотворений, и я доказывал, что это было сознательно, что он как бы к чему-то готовился…
И вот представьте себе поразительную вещь. В прошлом году выходит книга А. А. Макарова — исследователя текстов Пушкина, в которой он абсолютно убедительно доказал, доказал по рукописям, которые раньше были недостаточно внимательно прочитаны: Пушкин действительно прямо перед кончиной, за несколько дней, начал готовить книгу, куда должно было войти большинство тех стихотворений, о которых я писал, так сказать, с интуитивной точки зрения. Я-то не знал тогда этого!
В рамках проекта «Панорама русской культуры. Классика и современность» при поддержке Фонда президентских грантов.

Share

2 thoughts on “«Иногда православные церковные люди упрекают Вадима Кожинова в недостаточной цер…

  1. Мне довелось общаться с Великим Вадимом Валерьяновичем… Открывать свое мнение вместе со своим ртом — было и пошло и глупо… Это — абсолютный Гений Российской Литературы… Когда мы встречались, он уже получил квартиру на Арбате, и — напиться мне пришлось с его братом-китаистом… Мы — с братом Вадима стояли на — тогда Новом Арбате, у Новоарбатского гастронома, приняв в походном-по-ходу — порядке…

Comments are closed.