Home > 2010 год > Беседа с Григорием Мазлумяном 2010 год

Беседа с Григорием Мазлумяном 2010 год

Публицистика:  В первую очередь, мы — русские!
Александр Дорин

Когда в канун Нового года, при полном аншлаге, в Центральном Доме литераторов шёл первый столичный творческий вечер замечательного русского поэта из Кубани, лауреата Большой литературной премии России Николая Зиновьева, к нему с сердечными словами обращались известнейшие поэты Владимир Костров, Геннадий Иванов, Мария Аввакумова, главный редактор журнала <Казаки> Геннадий Лисенков, Пётр Ткаченко, руководитель Бюро пропаганды художественной литературы Алла Панкова.., стихи Н. Зиновьева читал заслуженный артист России Валентин Климентьев, песни на его стихи исполняли певица Анна Широченко, ансамбль <Русичи>… И вдруг на сцену поднялся абсолютно неизвестный московской аудитории поэт, специально прилетевший на этот вечер из далёкого Сочи, Григорий Мазлумян, его страстные, наполненные беспредельно искренним желанием доброго участия слова, сказанные Николаю, стихи ему посвящённые, не могли не тронуть сердце каждого, сидящего в зале:А позже, во время дружеского застолья, Николай Зиновьев с такой теплотой рассказывал мне об этом человеке, беззаветно преданном русской культуре, поэте, заслуженном работнике культуры России, и не просто желающем помочь всем местным поэтам, композиторам, художникам.., а к тому же имеющим и реальную возможность делать это, будучи уже более 35 лет облечённым полномочиями начальника отдела культуры администрации Лазоревского района г. Сочи Краснодарского края.

Признаюсь, это человек очень заинтересовал меня, тогда и состоялась наша беседа.

— Григорий Сергеевич, сегодня прозвучало много поздравлений в адрес Николая, размышлений о природе его поэзии, и всё же, я уверен, именно под вашими, удивительно добрыми, эмоциональными, душевными и точными словами, словами человека армянской национальности, мог бы подписаться каждый русский человек. Скажите, пожалуйста, какую роль в вашей жизни, в вашей судьбе, сыграла русская культура, русская литература?

— Если говорить о моей национальной принадлежности, я, действительно, армянин, но только по крови. Сейчас все пытаются отыскать национальную идею: А на мой взгляд она уже существует. И заключается в следующем: поскольку Россия страна многонациональная изначально, то сегодня, самое главное, чтобы всякий, живущий в России человек, прежде всего, ощущал себя русским, россиянином. В слове россиянин корень росс, а раз я россиянин, то получается, в первую очередь, ярусский — а уже потом я армянин, грек, татарин и т.д. Мне кажется, если все народы России это осознают, если почувствуют себя единым народом: то это и есть обретение национальной идеи. Вокруг этой идеи, по-моему, сегодня можно объединить Русь.

Что же касается меня, то до восьми лет я жил в армянской среде, а в девять лет пошёл в первый класс русской школы (Туапсинский район, хутор Островская щель). Хутор маленький, глухой, всего 18 домов. Моё детство было лишено всего — света, радио, газет, книг, даже сказок: И тут — русская литература. Я был абсолютно потрясён раскрывшимся передо мной миром. А через некоторое время, меня буквально захлестнуло Пушкиным, Лермонтовым, Тютчевым: Маяковским. Было это в 1956 году. Именно тогда я впервые прочитал Есенина: Отсюда и пошло моё увлечение русской поэзией. Можно сказать, я получил несколько книжное образование, так как не смог с молоком матери впитать русский язык, русскую культуру: Таким образом, по менталитету, по ощущению принадлежности к культуре, я, безусловно, русский, хотя по крови, армянин. При этом, я безумно люблю и свою прародину, всё, что связанно с армянской культурой, высокой и древней. И делаю всё возможное, чтобы укрепить культурные и  духовные связи между русским и армянским народом, да и многими другими народами:

— А в чём это выражается практически?

— Мною создан Центр национальных культур, который включает в себя центры русской культуры, адыгской, армянской, греческой, украинской, белорусской и казачьей. Всего семь центров — настоящая семья.

— Центр казачьей культуры существует отдельно от русского?

— Понимаете, есть культура казачья, от этого никуда не денешься — самобытная, своеобразная культура: Вообще, вы наверно уже заметили, из семи центров, у нас четыре — славянские, то есть мощный славянский блок.- А как работают эти центры, как взаимодействуют?— В каждом центре идёт глубокое, серьёзное изучение культур каждого народа. Причём идёт постоянный обмен, общение, представление подготовленных культурных программ, кроме того, мы часто приглашаем в гости народные коллективы из различных регионов России, стран ближнего и дальнего зарубежья. К примеру, совсем недавно к нам приезжал Государственный ансамбль танца Карабаха, это был ответный визит — некоторое время назад в Карабахе с большим успехом прошли гастроли нашего казачьего коллектива, мы объездили там все районы. Русский и греческий коллективы недавно были в Армении. У нас накопился и достаточно большой опыт зарубежных гастролей — Германия, Турция, Италия, Украина, Белоруссия: и, конечно же, — Золотое кольцо России. В 2005 году мы выступали в Колонном зале на фестивале <Солнце светит всем>. Привезли в Москву 120 человек — русский, адыгский, армянский и греческий народные коллективы. А наш русский ансамбль <Россия> выступал 9 мая, в День 60-летия Великой Победы, на Красной площади.Все коллективы Центра мощные, очень сильно развита не только хореография, но и все виды народного музыкального творчества. В общем, идёт профессиональная работа — каждый коллектив имеет своё помещение, оформленное в национальном стиле, штат. Это не самодеятельность, в обычном понимании.За проведение национальной политики мира и дружбы Центр национальных культур награждён грамотами Государственной Думой РФ и краевого Законодательного Собрания, нам присуждена Международная премия <За содействие миру на Кавказе>:

— Григорий Сергеевич, расскажите о вашей первой встрече с Николаем Зиновьевым:

— Как-то меня пригласили на совещание по национальному вопросу и присутствующий там писатель Пётр Придиус процитировал теперь уже знаменитые строчки неизвестного мне поэта Николая Зиновьева

Меня пугает вид твой грустный —

Какой бедою ты тесним?

А человек сказал: <Я русский:>

И Бог заплакал вместе с ним:

Когда Пётр произнёс эти слова, у меня в глазах потемнело от боли:от потрясения глубиной таланта этого поэта: Ничего дальше не помню, но Николай оказался в Лезоревском Центре национальных культур. Мы провели его творческий вечер. Я глубоко и искренне полюбил Колину поэзию. Потом так случилось, что я поехал санаторий: и девять дней не расставался с его стихами, бродил по лесу, а на десятый — сел и написал статью <Молитва поэта>, которая была опубликована в <Советской России> и <Литературной России>. В виде откликов на эту статью мне пришло около 200 писем: В общем, следующая книга Николая Зиновьева <На самом древнем рубеже> вышла с моей вступительной статьёй <Молитва поэта>:

Я бесконечно счастлив, что судьба подарила мне прикосновение к большой русской поэзии.

И вы прекрасно понимаете, что не приехать на этот вечер — первый творческий поэтический вечер в столице моего друга и любимого поэта — я просто не мог.

Сердечное спасибо всем москвичам за любовь к поэзии нашего, а теперь уже и нашего общего Николая Зиновьева.

Александр Дорин

http://sp.voskres.ru/publicistics/dorin.htm

 

Share