Home > 2012 год > Пресса о нас ««В ЭТОТ ДЕНЬ, КОГДА ТРЯСЕТ ДЕРЖАВУ…». ПАМЯТИ ИЗВЕСТНОГО ИСТОРИКА АНАТОЛИЯ ИВАНОВИЧА УТКИНА

Пресса о нас ««В ЭТОТ ДЕНЬ, КОГДА ТРЯСЕТ ДЕРЖАВУ…». ПАМЯТИ ИЗВЕСТНОГО ИСТОРИКА АНАТОЛИЯ ИВАНОВИЧА УТКИНА

24.04.2012

 

«В ЭТОТ ДЕНЬ, КОГДА ТРЯСЕТ ДЕРЖАВУ…». ПАМЯТИ ИЗВЕСТНОГО ИСТОРИКА АНАТОЛИЯ ИВАНОВИЧА УТКИНА


Конференц-зал Центра восточной литературы Российской государственной библиотеки, что в старинном особняке на Моховой, был переполнен. Перед портретом ученого — живые цветы. Анатолий Иванович Уткин (1944
2010) — один из самых известных историков современности. Его специализацией была политика США, а авторитет исследователя был настолько высок, что в самой Америке книги Уткина буквально сметали с полок.

Впрочем, его интересы были куда шире, чем история США: международные отношения, отношения с Западом, войны — Первая мировая, Вторая мировая, русско-японская, холодная…

Камертоном встречи прозвучали строки известного стихотворения Юрия Поликарповича Кузнецова:

В этот век, когда наш быт расстроен,
Ты схватился с многоликим злом,
Ты владел нерукопашным боем,
Ты сражался духом и стихом.

В этот день, когда трясет державу
Гнев небес, и слышен плач, и вой,
Назовут друзья тебя по праву
Ветераном Третьей мировой.

Бесам пораженья не внимая,
Выпьем мы по чарке горевой,
Потому что Третья мировая
Началась до Первой мировой.

Это стихотворение прочитала директор Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России Алла Васильевна Панкова. Она вела вечер, подчеркнув в своём кратком вступительном слове, что все, кому довелось знать Анатолия Ивановича, навсегда сохранят в своей памяти незабываемый облик замечательного русского человека и историка, самого русского американиста.

Вместе с А. В. Панковой ведущей вечера была и вдова ученого Валентина Гавриловна Федотова — доктор философских наук, профессор, заведующая сектором Института философии РАН. Она подчеркнула, что Анатолий Иванович был «среди тех, немногих американистов России, которые не просто поддерживали тесные связи с научным сообществом США, в некоторой степени он воспринимался этим сообществом как его полноправный член. Статьи А. И. Уткина о российско-американских отношениях охотно печатали ведущие американские научные и политические издания».

Блестящие способности Анатолия Ивановича, беззаветное служение науке, подвижническое трудолюбие с годами снискали ему славу авторитетнейшего эксперта по истории и внешней политике Соединённых Штатов, в сфере международных отношений. В 1997 году он становится директором Центра международных исследований Института США и Канады, затем советником Комитета Государственной Думы по международным делам …

Одну из главных своих задач ученый видел в пробуждении интереса к истории. Поэтому, помимо сугубо научной, Анатолий Иванович много занимался общественной и просветительской деятельностью. Писал не только научные, но и публицистические статьи.

Его наследие — около 50 монографий, множество научно-экспертных работ в области новейшей истории, мировой политики и политологии.

По мнению выступивших на этом вечере, глубокий анализ фактов, выбор актуальных тем, оригинальная постановка проблем, живой, понятный простому читателю язык, сочетавший доступность с научной корректностью — всё это отличало труды Анатолия Ивановича, которые широко востребованы и ныне. Друзья сожалеют, что Анатолий Уткин, дожив всего до 65 лет, не стал академиком. Для этого у него было все — блестящий интеллект, энциклопедические знания и подлинный аристократизм.

Уже первая книга А. И. Уткина — биография Томаса Джефферсона — не только оказалась в центре внимания как специалистов, так и читающей публики в нашей стране, но была высоко оценена и в США. Здесь её признали лучшей зарубежной биографией Джефферсона.

В конце жизни, оборвавшейся так внезапно, А. И. Уткин написал ряд работ, посвященных глобальному экономическому кризису. Их актуальность признана не только в России, но и на Западе, Анатолий Иванович превосходно знал историю мирового кризиса 1929 — начала 1930-х годов, поэтому в этих исследованиях ему удалось найти и удивительно точные аналогии, и указать на возможные пути решения проблем современного общества.

Опыт Великой депрессии 19291933 годов сегодня актуален как никогда. Уроки грандиозной экономической катастрофы 80-летней давности заслуживают самого пристального внимания, тем более что рецепты выхода из кризиса универсальны во все времена.

Как нам избежать повторения той страшной трагедии? Ведь первая Великая депрессия привела не только к колоссальным финансовым потерям, массовым разорениям, безработице, но и к многомиллионным человеческим жертвам… В своей книге «Как пережить кризис. Уроки Великой депрессии» А. И. Уткин убедительно доказывает: чтобы покончить с Великой депрессией, помимо решительных антикризисных мер правительства Рузвельта, потребовалась ещё и Вторая мировая война.

Не приведет ли и сегодня ухудшение экономической ситуации к глобальному вооруженному конфликту? Слишком уж велик соблазн решать собственные проблемы и выбираться из финансовой ямы за счёт других…

Да, эта книга учёного посвящена самой животрепещущей теме. Пугающие выводы и тревожные прогнозы! Глубокий анализ прошлого и уроки на будущее…

Этим и был обусловлен выбор темы вечера памяти «Анатолий Уткин: уроки Великой депрессии», который организовали Российская государственная библиотека, Фонд исторической перспективы и Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России.

Анатолий Иванович умел внушать власти уважение к истории и к своему творчеству. Одна из его книг понравилась В. В. Путину, после чего Уткин был востребован на телевидении как консультант документальных фильмов, комментатор текущих событий в многочисленных ток-шоу. Он охотно выступал на ТВ, куда его часто приглашали как человека, умеющего прекрасно держаться перед камерой, говорить интересно и понятно для зрителей.

Анатолий Уткин комментировал историю своей страны и международную политику с точки зрения русского историка и аналитика — дело довольно редкое на нынешнем российском телеэкране.

В программу вечера были включены подготовленные Ириной Панковой видеосюжеты с отрывками выступлений А. И. Уткина в передачах канала «Россия» «Национальный интерес», а также записи его бесед в Фонде исторической перспективы с президентом ФИП, доктором исторических наук Наталией Алексеевной Нарочницкой.

В вечере приняли участие члены научного сообщества, писатели, издатели, общественно-политические деятели, деятели культуры, близкие и друзья Анатолия Ивановича.

«Сначала он исследовал факты, находил темы, ставил проблемы, а потом поднимался до уровня осмысления и анализа процессов», — так в одном из видеосюжетов доктор исторических наук Н. А. Нарочницкая охарактеризовала научную деятельность А. И. Уткина, его метод работы, который мог бы служить образцом для каждого ученого. Примечательным было, по ее мнению, и отношение к стране изучения. Обычно ученые-страноведы делятся на две категории: одни начинают настолько преклоняться перед страной, которую изучают, что впадают в национальное самоуничижение и снисходительно относятся к собственной. Другие, напротив, стремятся выискать в изучаемой стране лишь дурное и негативное. А. И. Уткин сумел удержаться от этих крайностей.

«Анатолий Иванович Уткин, — считает Наталия Алексеевна, — был тем фундаментальным американистом, который, сохраняя критическое отношение к политике США в отношении России в последние десятилетия, никогда не опускался до того, чтобы возненавидеть Соединенные Штаты и американский народ. Он любил и понимал Америку, но в этой любви не было холуйского преклонения, столь свойственного для некоторых из наших либералов».

Как историк, служащий истине, как русский патриот, он не мог смириться с западным намерением представить Россию как олицетворение «мирового зла», с пренебрежением к России, со взглядом на неё свысока, стремлением поучать её «демократии». А именно такие подходы сделались на Западе правилом хорошего тона после декларированной им победы в «холодной войне». Равным образом он восставал и против подходов наших доморощенных либералов к отечественной истории, давая им отповедь суровую, но справедливую.

А вот что он, в частности, говорил по поводу нынешнего параноидального увлечения нашего агитпропа в СМИ и в науке ужасами 1937 года:

«Историческая память должна охватывать все события. Сталинские репрессии в 30-е годы, конечно, были ужасными, и число погибших насчитывает примерно 2 млн, но точную цифру никто назвать не может.

Но во время Гражданской войны погибли 15 млн человек, целая популяция, лучшие люди России, составлявшие славу и элиту нашей страны. Почему же никто не говорит об этом, а все ринулись в 37-й год? А ведь это была последняя отрыжка, последнее столкновение старого и нового строя, большого и малого народов, и так далее, то есть Гражданская война гораздо серьёзнее, чем 1937 год.

Зачем же все привязывать только к Соловецкому камню?.. Не надо забывать, что все командиры, которые погибли вместе с Тухачевским, в 20-м году убили миллионы русских крестьян и русских аристократов.

История должна быть объёмной и объективной, а мы начинаем крушить сталинизм, не видя его истоков, которые начинались с революций 1917 года — Февральской и Октябрьской. Ведь именно тогда, в Февральскую революцию, начали убивать в спину офицеров и лучших людей Отечества.

А сразу после Октябрьской революции, зимой 1918 года, пообещали за шесть месяцев построить социализм. По-моему, эти „шесть месяцев“ для нас продолжаются до сих пор…».

Отвечая на вопрос, почему мы победили во второй мировой войне, учёный, в частности, приводил в своих статьях и телевизионных выступлениях и такой факт: с 1928 по 1932 год СССР переместился с 8 на 2-е место по своему промышленному развитию.

Многие из тех, кто был близок к учёному, с восторгом вспоминали о его работоспособности: просыпался в шесть часов утра, до восьми часов в кровати писал, потом шёл в институт.

Ходили легенды и о его феноменальной памяти. Вдова Анатолия Уткина Валентина Гавриловна Федотова вспоминает: «Скажем, у нас спрашивали номер нашего телефона. Он называл первые цифры, а потом говорит: „Год взятия Казани“. Ему было очень странно, что кто-то может этого не знать — 1552 год».

Почти все участники встречи в РГБ, начав говорить о профессиональных заслугах А. И. Уткина, неизбежно вспоминали и его умение вести диалог, и бесконечное человеческое обаяние. А ещё он очень любил застолья, мог петь в кругу близких и друзей часами песни не только на русском, но и на английском языках.

Он не работал только в последнюю неделю перед смертью, так как тяжело болел.

И вновь звучат пронзительные строки Юрия Кузнецова, которые читает А. В. Панкова:

<…>Я уже не знаю, сколько лет
Жизнь моя другую вспоминает.
За окном потусторонний свет
Говорит о том, что смерти нет,
Все живут, никто не умирает!

Организаторы, коллеги и близкие учёного предлагают сделать такие вечера памяти традиционными, назвав их «Уткинскими чтениями».

Share