Home > Публикации > Пушкин родился 26 мая (6 июня) 1799 г. в Москве, в Немецкой слободе. В метрическ…

Пушкин родился 26 мая (6 июня) 1799 г. в Москве, в Немецкой слободе. В метрическ…

Пушкин родился 26 мая (6 июня) 1799 г. в Москве, в Немецкой слободе. В метрической книге церкви Богоявления в Елохове на дату 8 (19) июня 1799 года, в числе прочих, приходится такая запись:Мая 27. Во дворе колежского регистратора Ивана Васильева Скварцова у жильца его Моёра Сергия Львовича Пушкина родился сын Александр. Крещён июня 8 дня. Восприемник граф Артемий Иванович Воронцов, кума мать означенного Сергия Пушкина вдова Ольга Васильевна Пушкина.
То есть мальчик был крещен через 2 недели после рождения и крестной была его бабушка по линии отца.
В жизни маленького Пушкина русская стихия ярче всего воплощалась в двух женщинах. Это были бабушка по линии матери — Мария Алексеевна и няня Арина Родионовна, вынянчившая и Ольгу, и Александра, и Льва. Няня была ганнибаловской крепостной из села Суйды Петербургской губернии, где Арап Петра Великого доживал свою длинную жизнь. Арине Родионовне и ее детям дали вольную, но она не захотела уйти от своих господ.
Вокруг бабушки и нянюшки создавался свой, отдельный мир, более уютный, теплый, более понятный детям, чем материнская гостиная. Бабушка и няня обвевали детей крепким русским бытом, приучали детский слух к богатству подлинной русской речи, наполняли их воображение рассказами о старине, песнями, былинами, сказками. Около отца и матери царил французский язык, беззаботная фривольность модных вольтерьянцев, а на бабушкиной половине светилась ясная практическая мудрость, незыблемое благочестие, теплота умного сердца. Трудно сказать, о которой из двух своих первых наперсниц, о бабушке или о няне, думал 17-летний лицеист, когда писал:
Но детских лет люблю воспоминанье.
Ах! умолчу ль о мамушке моей,
О прелести таинственных ночей,
Когда в чепце, в старинном одеянье,
Она, духов молитвой уклоня,
С усердием перекрестит меня
И шепотом рассказывать мне станет
О мертвецах, о подвигах Бовы…
От ужаса не шелохнусь, бывало,
Едва дыша, прижмусь под одеяло,
Не чувствуя ни ног, ни головы.
Под образом простой ночник из глины
Чуть освещал глубокие морщины,
Драгой антик, прабабушкин чепец
И длинный рот, где зуба два стучало, —
Все в душу страх невольный поселяло.
Я трепетал — и тихо наконец
Томленье сна на очи упадало.
Тогда толпой с лазурной высоты
На ложе роз крылатые мечты,
Волшебники, волшебницы слетали,
Обманами мой сон обворожали.
Терялся я в порыве сладких дум;
В глуши лесной, средь муромских пустыней
Встречал лихих Полканов и Добрыней,
И в вымыслах носился юный ум…

В рамках проекта #Временсвязующаянитьсловоимузыка при поддержке Комитета общественных связей города Москвы.

Share